Первый неофициальный
- Власть

Бизнес пригвожден к надзорному столбу

Президент предложил дать Генпрокуратуре расширенные полномочия по предотвращению чрезмерных внеплановых проверок бизнеса. Их количество по-прежнему пугающе велико на фоне плановых, ставших более редкими. Стремление власти снизить надзорную нагрузку на бизнес трансформировалось в ряд разнонаправленных наработок, реализация которых потребует немало времени, в то время как жалобы от предпринимателей продолжают поступать.

Стоп-знак для контролеров

22 июля заместитель генпрокурора Александр Буксман доложил Владимиру Путину, что сейчас ведомство не дает хода примерно 40-50% предложениям по проверкам бизнеса, которые контролирующие органы пытаются внести в специальный план, сообщает ТАСС. В 2015 году от безосновательных проверок было «спасено» 310 000 предпринимателей, в среднем ежегодно число плановых проверок уменьшается на 200 000, при этом, по данным Минэкономразвития, всего за 2016 год должно быть проведено больше 345 000 запланированных контрольно-надзорных мероприятий.

Малый бизнес и вовсе с 1 января 2016 года ушел на трехлетние надзорные каникулы: в отношении предприятий с выручкой менее 800 млн рублей в год не будут проводиться плановые проверки ФМС, Роспотребнадзора, МЧС, трудовой инспекции и нескольких других контрольных ведомств. Однако в этом послаблении много исключений: права на «отдых» лишены те предприятия, на которых были выявлены грубые нарушения в течение трех прошлых лет, а также объекты малого предпринимательства, работающие в сфере здравоохранения, образования, электроэнергетики, теплоснабжения, а также в социальной сфере. Более того, «каникулы» не предполагают освобождения от контроля таможенной, налоговой службы, прокуратуры, пенсионного фонда, а также органов, отвечающих за промышленную безопасность.

Даже при существующих исключениях за текущий год количество плановых проверок малого бизнеса удалось снизить на 20%, то есть приблизительно на 165 тысяч в количественном выражении, как сообщил глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев. Власти намерены еще несколько лет сокращать количество проверок, вносимых в ежегодный план.

Расчет на эффект неожиданности

Однако плановый надзор – лишь верхушка «айсберга»: по статистике Генпрокуратуры, бОльшая часть проверок в прошлом году носила внеплановый характер. По закону контроль такого рода можно не согласовывать с Генпрокураторой. Бизнес-омбудсмен Борис Титов недавно сообщил президенту, что по мере сокращения плановых проверок число внеплановых увеличивается: по его данным, около 10% предпринимателей столкнулись с семью и более визитами контролирующих органов за один год.

В первую очередь, это может быть связано с расплывчатой формулировкой оснований для внеплановых надзорных акций: по закону такая проверка может быть инициирована при угрозе или фактическом причинении вреда здоровью и жизни граждан, животным, объектам культурного наследия, государственной безопасности, при угрозе возникновения природной или техногенной чрезвычайной ситуации, а также в случаях нарушения прав потребителей. Таким образом, визит чиновников может быть связан с обращением граждан, при этом отсутствие работающих механизмов идентификации жалобщика развязывает руки предпринимателям, использующим ложные претензии для вытеснения конкурентов. По мнению Алексея Улюкаева, система подачи обращений, в том числе через интернет-сервисы, должна быть полностью деанонимизирована, при этом надзорные органы должны будут не давать хода проверкам по сфальсифицированным заявлениям.

Учитывая стремление правительства увеличить вклад малого и среднего бизнеса в ВВП более чем в два раза – до 40-50%, логичным выглядит предложение Бориса Титова расширить надзорные каникулы, распространив их на средний бизнес, а также заменив штраф при первом выявленном нарушении на предупреждение.

Последнее предложение бизнес-омбудсмен поддержал и глава Минэкономразвития. Фактически власти признают зарегулированность этой сферы и чрезмерную обширность требований к предприятиям, поскольку, по словам Улюкаева, нарушения часто не от злого умысла, а «по незнанию каких-то обстоятельств».

Бизнес в зоне риска

Однако краеугольным камнем реформирования системы контроля и надзора должно стать внедрение широко применяемого за рубежом риск-ориентированного подхода, переход на который был заложен в 294-ФЗ еще в 2015 году. Новые принципы предполагают, что степень административного контроля будет напрямую зависеть от потенциальной угрозы, которую представляет деятельность предприятия. Предполагается, что при риск-ориентированном подходе надзорная нагрузка на малый и средний бизнес будет минимальной, а общее количество проверок сократится чуть ли не вдвое. Однако острым вопросом по-прежнему остается классификация и систематизация рисков: в этом деле невозможно будет обойтись без профильных ведомств, специалисты которых должны понимать, что перед ними стоит задача усовершенствовать и упростить систему, а не породить новые бюрократические барьеры.

В рамках риск-ориентированного подхода могут быть введены ключевые показатели эффективности (KPI) для чиновников надзорных органов, помогающие оценивать их работу.

Впрочем, здесь тоже кроется проблема: формулировка KPI должна быть грамотной, то есть учитывающей не количество выписанных штрафов и вынесенных предупреждений, а фактические улучшения, что мотивировало бы сотрудников надзорных ведомств вести не только «карательные», но и разъяснительные работы. Бизнес-омбудсмен не прочь ввести в дополнение к KPI личную ответственность чиновников за неправомерные действия в сфере контроля над бизнесом.

Реформирование надзорной системы – не однодневный процесс, и сейчас камнем преткновения является не столько суть изменений, которые не вызывают у профильных органов особых протестов, сколько скорость их осуществления. В этом случае время работает против системы: пока оттачиваются методы ограничения полномочий «надзорников», количество уголовных дел по «предпринимательским статьям» увеличивается  – только по мошенничеству рост составил 25%. При такой статистике неудивительно, что «книга жалоб» бизнеса, составляемая бизнес-омбудсменом, не становится тоньше, а большая часть жалоб, поступивших по специальной горячей линии в Генпрокуратуру, была связана с рейдерскими захватами, незаконными действиями в отношении имущества и уголовным преследованием.

Валерия Чижикова

Добавить комментарий