Курсы валют

Биржевой курс
$  57.47
 67.75
  • Первый Неофициальный
    12 октября в 13:52
    «Неофициально» с послом Германии Рюдигером фон Фричем
  • Первый Неофициальный
    30 сентября в 18:03
    «Неофициально» с послом Испании Игнасио Ибаньесом
  • Первый Неофициальный
    9 сентября в 20:18
    «Неофициально» с Александром Калачевым
  • Первый Неофициальный
    7 сентября в 12:45
    «Неофициально» с Максимом Степиным
  • Первый Неофициальный
    30 августа в 12:34
    «Неофициально» с Максимом Баландиным
  • Первый Неофициальный
    7 августа в 12:41
    «Неофициально» с главой «Финпотребсоюза» Игорем Костиковым
  • Первый Неофициальный
    1 августа в 11:50
    «Неофициально» с послом Индии Панкаджем Сараном
  • Первый Неофициальный
    21 июня в 12:25
    «Неофициально» с послом Швейцарии Ивом Россье
  • Первый Неофициальный
    15 июня в 0:19
    «Неофициально» с послом Ирака Хайдаром Мансур Хади
  • Первый Неофициальный
    3 июня в 14:41
    «Неофициально» с послом Сербии Славенко Терзичем
  • Первый Неофициальный
    18 мая в 13:18
    «Неофициально» с Евгением Нониным и Владиславом Тороповым
  • Первый Неофициальный
    24 апреля в 18:46
    «Неофициально» с послом Ганы Кодзо К. Алабо
  • Первый Неофициальный
    19 апреля в 14:47
    «Неофициально» c послом Дании Томасом Винклером
  • Первый Неофициальный
    19 марта в 22:24
    «Неофициально» с Юрием и Кириллом Игошиными
  • Первый Неофициальный
    16 февраля в 14:43
    «Неофициально» с главой города Люберцы Владимиром Ружицким
  • Первый Неофициальный
    9 февраля в 15:36
    «Неофициально» с Ильей Тимошиным
  • Первый Неофициальный
    2 февраля в 17:59
    «Неофициально» с послом Таджикистана Имомуддином Сатторовым
  • Первый Неофициальный
    30 января в 14:56
    «Неофициально» с Ахмедханом Адиловым
  • Первый Неофициальный
    27 января в 15:47
    «Неофициально» с послом Болгарии Бойко Коцевым
  • Первый Неофициальный
    10 января в 0:04
    «Неофициально» с Эдуардом Хусаиновым
  • Первый Неофициальный
    7 января в 13:18
    «Неофициально» с Николаем Федоровым
  • Первый Неофициальный
    5 января в 13:02
    «Неофициально» с Александром Бахтиным
  • Первый Неофициальный
    3 января в 13:59
    «Неофициально» с Алексеем Тищенко
  • Первый Неофициальный
    29 декабря в 15:19
    «Неофициально» с Энрико Колонной
  • Первый Неофициальный
    26 декабря в 13:42
    «Неофициально» с Александром Лебзяком
  • Первый Неофициальный
    24 декабря в 4:04
    Новости на «Первом неофициальном»
  • Первый Неофициальный
    22 декабря в 2:06
    «Неофициально» с Кириллом Подольским
  • Первый неофициальный
    25 ноября в 1:51
    «Неофициально» с Хоакином Пастраной
  • Первый неофициальный
    19 ноября в 22:04
    «Неофициально» с Виктором Самоходкиным и Вячеславом Задорожневым
  • Первый неофициальный
    24 октября в 22:28
    «Неофициально» с Александром Кузьменко
  • 17 октября в 21:04
    «Неофициально» с Послом Бахрейна
  • Первый неофициальный
    14 октября в 23:52
    «Неофициально» с Послом Испании
  • Первый неофициальный
    6 сентября в 18:51
    «Неофициально» с Послом Боливии
  • Первый неофициальный
    5 сентября в 7:30
    «Неофициально» с Екатериной Поповой
  • Первый неофициальный
    21 июля в 17:36
    «Неофициально» с послом Киргизии
  • 6 июля в 18:57
    «Неофициально» с Вели Мамедовым
  • 1 июля в 18:56
    «Неофициально» с послом Кипра
  • 24 мая в 13:31
    «Неофициально» с российским спортсменом Александром Карелиным
  • 23 мая в 22:31
    «Неофициально» с президентом Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым
  • 22 мая в 22:50
    «Неофициально» с послом Узбекистана в России Илхомжоном Нематовым
  • 21 мая в 18:43
    «Неофициально» с экс-послом Италии в России Витторио Клаудио Сурдо
  • 20 мая в 20:21
    «Неофициально» с послом государства Кувейт в России Нассером Х. Аль-Музайаном
  • 19 мая в 18:46
    «Неофициально» с Германом Каплуном
  • 1 августа в 21:39

    Бой за высоту технологий

    Первый неофициальный
    Валерия Чижикова

    Валерия Чижикова

    В 2016 году объем мирового рынка технологий достигнет $2,9 трлн, прогнозирует  Forrester Research. Лидером в области высоких технологий пока по-прежнему остаются США, но «центр тяжести» индустрии неотвратимо смещается в Азию, инновационными драйверами которой являются Китай, Япония и Южная Корея. В этих условиях России непросто завоевать нишу на глобальном высокотехнологичном рынке, а кризисное сокращение инвестиций и изоляционистская политика лишь добавляют трудностей.

    Биполярный инновационный мир

    Сегодня к сфере хай-тек относятся не только автоматизированные системы и весь спектр IT-продуктов, начиная от программного обеспечения и электроники и заканчивая коммуникационными технологиями, но и инновационная медицина, биотехнологии, «зеленая» энергетика, усовершенствованные материалы, а также транспортные средства  и вооружение нового поколения. По данным Global R&D Funding Forecast на 2016 год, Соединенные Штаты со значительным отрывом выходят на первое место по всем вышеназванным направлениям, уступая лидерство лишь в автомобилестроении немецким производителям. При этом часть прогрессивных отраслей находится в состоянии, близком к монополизации американскими компаниями: в сфере обороны их рыночная доля достигает 78%, в коммерческой космонавтике – 62%, в коммуникационных технологиях – 57%.

    Впрочем, доминирование США в ближайшие годы будет оспорено азиатскими игроками.
    Доля стран АТР в общем объеме инвестиций в исследования и разработки (R&D) в 2015 году составила 41,2% против 28,5% и 21,3%, приходящихся на американские и европейские вложения соответственно. Этот разрыв впоследствии будет только расти, подкрепляемый в основном амбициозными планами Китая по структурной перестройке замедляющейся национальной экономики. По количеству R&D инвестиций в денежном выражении КНР уже давно обошла соседа-конкурента – Японию, которая в 2015 году более чем в 2,5 раза отстала от китайских $372 млрд.

    Вопрос о борьбе за экспорт в Азии тоже уже закрыт: если к первенству Китая в продаже за рубеж относящейся к массовому рынку низкотехнологичной продукции привыкли, то вытеснение Японии с позиции главного хай-тек экспортера было более неожиданным. Еще в 2000 году ее доля на азиатском рынке высокотехнологичных товаров превышала 25%, Китай же не дотягивал до 10%, к 2014 году японский экспорт в этом сегменте сжался до 7,7%, а китайский – подскочил до 43,7%. Третья инновационная страна Южной Азии – Южная Корея – проигрывает соседям по объему вложений в НИОКР ($74,53 млрд в 2015 году), но обходит их по доле инвестиции этого типа в ВВП, которая составляет 4,04%. Для сравнения, у Японии этот показатель находится на уровне 3,39% от ВВП, у США – 2,76%, а у Китая – 1,98%. Некоторые эксперты считают, что масштабности китайской инновационной кампании Япония и Южная Корея могут противопоставить только эффект синергии, партнерски объединив ресурсы и усилия. Тем не менее, этот сценарий выглядит утопичным в свете исторически непростых отношений между двумя странами.

    Китайское смещение от количества к качеству

    Статистические сведения из разных источников единогласно указывают на то, что к 2025 году Китай перегонит США по инвестициям в НИОКР, добавив это достижение к уже имеющемуся первому месту по количеству подаваемых ежегодно патентов. Причем верхняя строчка в топе-5 компаний, подавших наибольшее количество заявок на международные патенты, второй год подряд принадлежит китайской Huawei, работающей в информационно-коммуникационной сфере. На третьем месте расположился производитель телекоммуникационного оборудования и смартфонов ZTE.

    Появление именно этих китайских компаний в списке лидеров не случайно: высокие технологии в КНР развиваются неравномерно в разных секторах. В то время как все разработки, связанные с ориентацией на потребителя и совершенствованием эффективности, завоевывают место на международном рынке, особо наукоемкие и связанные с инженерным делом сферы остаются не слишком востребованными за пределами страны.

    В частности, биотехнологии, фармацевтика, автомобильные двигатели и гражданские самолеты китайского производства на текущий момент не так уж конкурентоспособны на мировом рынке, в отличие от солнечных панелей, гаджетов, программного обеспечения, высокоскоростных поездов и высокотехнологичных материалов.

    Аналитики McKinsey объясняют это тем, что инвестиции в наукоемкие отрасли окупаются гораздо дольше вложений в ИКТ, а глобальный успех в инновационной инженерии требует постоянного обучения и опытных кадров – с последним у  Китая, лишь недавно вставшего на высокотехнологичный путь, сложно.

    Отмеченный выше тренд отражен в рейтинге из 50 наиболее «умных» компаний, составленной изданием Массачусетского технологического института MIT Technology Review: все биотехнологические компании являются резидентами США и Европы, где особенно хорошо работают институты и механизмы, необходимые для наукоемких разработок. При этом все 5 китайских компаний в рейтинге – Baidu, Huawei, Tencent, Didi Chuxing, Alibaba – выстроили бизнес на IT.

    Хай-тек с русским лицом

    За мировой рынок высоких технологий идет нешуточная борьба,  и переживающей непростые времена России, в 2015 году занимавшей 8-е место по вложениям в НИОКР с показателем $51,5 млрд (1,5% от ВВП), пока не удается отвоевать себе значительную долю.

    На текущий момент российскому экспорту принадлежит 13% в экспорте аэрокосмических технологий и аппаратов, 11% – в инновационных военных технологиях, а также по 1% на таких рынках, как усовершенствованные материалы, высокотехнологичная энергетика, экотехнологии и приборостроение.

    Эксперты видят проблему не столько в экономических условиях, которые далеко не всегда были неблагоприятными, сколько в коррупции на местах, чинящей препятствия инновационным инициативам, и плачевном положении научного сектора, страдающего от низкого уровня зарплат и оборудования, которое досталось в наследство от СССР.

    Российский венчурный рынок заинтересован в IT и биотехе, но он находится только на промежуточной стадии развития и еще не до конца оправился от стресс-теста 2014-2015 годов. Даже с учетом активно включившихся в работу государственных и окологосударственных венчурных фондов, которым удалось скорректировать посткризисную картину своими вливаниями, российский венчур пока не может обеспечить выход инноваций на серьезный экспортный уровень.

    Власти стремятся подбодрить экспорт хай-тека и диверсифицировать направления, но пока достижения в сферах, не связанных с обороной и космосом, не являются их заслугой.

    Объем российского экспорта IT в 2015 году составил $7 млрд, при этом главными экспортерами были крупные компании – «Касперский», «Яндекс», Abbyy. Государственная стратегия развития IT-отрасли, разработанная в 2013 году, подразумевает более чем двукратный рост отечественного рынка – с 270 млрд рублей в 2012 году до 620 млрд рублей в 2020.

    Впрочем, специфика российской государственной политики, направленной на поддержку «домашнего» IT-сектора, может помешать созданию конкурентоспособной продукции. В частности, протекционистская программа перехода государственных ведомств на отечественное ПО, которая должна завершиться к 2019 году, поможет поднять спрос на продукцию российских разработчиков, но этот план искусственно создает для них «тепличные» условия и абсолютно не мотивирует совершенствовать разработки, поскольку подразумевает частичный или полный запрет на закупку иностранного программного обеспечения и оборудования. Между тем, сегодня крупнейшие компании с государственным участием работают с зарубежным поставщиком ПО – китайской Huawei, в портфеле которой договоры с ВТБ, РЖД и даже Центробанком. Последний факт показывает, что ультимативный запрет на импортный софт решит проблему только на одном из локальных уровней, в то время как для создания сильной инновационной экономики нужен комплексный подход, делающий акцент на качестве, а не количестве.

    Валерия Чижикова

    0 комментариев

    × Вы должны войти, чтобы иметь возможность обсуждения


    Читайте также
    Ещё статьи