- Статьи дня

Чудо, тайна, авторитет

Ополченец Александр Жучковский, к которому я отношусь с большим уважением, на днях написал, что он получил подтверждение, что Донбасс не будет сдан Украине — подтверждение чёткое, но таинственное, раскрыть его нельзя, а вот осаживать тех, кто в нём сомневается, можно.

И вот это «чудо, тайна, авторитет» — до смерти надоело. По сети разгуливает цитата из книжки Мединского — слова о том, что блокада Ленинграда не осуществилась бы без финнов и Маннергейма. Книжка из тех времён, когда Мединский ещё не был министром культуры, а был раскручиваемым писателем книжек, призванных опровергнуть «стереотипы о русских».

А сегодня он — министр культуры и чуть ли не собственноручно вешает мемориальную доску Маннергейму. Почему так? Чудо, тайна, авторитет…

Я достаточно много бывала на самых разных собраниях разного уровня, и на собственном опыте могла убедиться: нет в российской власти человека, который позволял бы себе во всеуслышание говорить о русской нации, кроме нашего родного президента. При желании он оочень хорошо и уместно это делает. Но уже уровнем ниже — всё гасится и даже прямо извращается. Почему так? Чудо, тайна, авторитет.

Нет в мире другой страны, которая так пострадала от лжи и умолчаний, как наша. Даже в тех случаях — в тех лучших случаях — когда плодом лжи и умолчаний была всё-таки победа, они, ложь и умолчание, гнили под этой победой и отравляли её, и общество делилось на тех, кто начинал стыдиться самой победы — и тех, кто начинал представлять ложь и умолчание как единственно-возможные и даже правильные. Почему так? Потому что нам ничего не объясняют. «Максим Львович…. понял, да?»

Краем глаза видела статью Прилепина про то, что коммунизм — это русская традиция, русский человек «высоко ценит бессеребренничество», а Ленин и Сталин — молодцы, народ их любит. Это пишет Прилепин, у которого в романе «Обитель» есть совершенно отвратная сцена массового убийства холодом, буквально вымораживания людей в Соловецком лагере. Почему так? Потому что у романа «Обитель» и у «Свободной прессы» — разная аудитория. Потому что так — можно. Потому что объяснять — не обязательно. «Чудо, тайна, авторитет». «Люди сами захотели, чтобы их убили, и сами выбрали себе палача».

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавить комментарий