Первый неофициальный
- Статьи дня

Индия пока не вписалась в поворот на Восток

Декларированное экономическое сближение России и Индии на практике пока не принесло видимых результатов: доля обеих стран в товарообороте друг друга остается низкой. Тем не менее, на фоне начавшейся в Индии инновационной индустриализации Россия рискует потерять и уже завоеванные позиции.

После разлада с Западом и попадания под экономические санкции, резко ограничившие возможности для роста, Россия взяла курс на Восток, решив укреплять отношения с азиатскими соседями. За два года существования в этой парадигме стало ясно, что речь шла скорее о повороте к Китаю, который оправдал российские надежды лишь отчасти. Убедившись в долгосрочности «западной» изоляции и желая избежать чрезмерной зависимости от КНР, российское правительство обратилось к перспективе сближения со второй крупнейшей экономикой региона – Индией.

Условным знаком серьезности намерений российских властей стал ряд нефтяных контрактов, заключенных в 2015-2016 годах: консорциум из трех индийских компаний приобретет 23,6% АО «Ванкор» – проекта по разработке Ванкорского месторождения, принадлежащего «Роснефти». В будущем ONGC Videsh Limited, четвертый индийский игрок, сможет выкупить еще 26% Ванкора, при этом ранее в качестве претендентов на эти доли рассматривались китайские инвесторы. Эта же индийская компания является владельцем 1/5 доли нефтегазового проекта «Сахалин-1».

Кроме того, «Роснефть» намерена выкупить 49% нефтеперерабатывающего завода Essar Oil и впоследствии осуществлять в Индию поставки российского сырья. Впрочем, «нефтеинтеграция» обеих стран может зайти дальше: индийские инвесторы являются потенциальными покупателями пакета акций «Роснефти», который вскоре будет выставлен на приватизацию.

Возможно, последняя сделка несколько увеличит объем прямых иностранных инвестиций (ПИИ), поступающих из Индии в РФ, которые пока находятся на низком уровне. Если в 2013 году в российскую экономику из Индии поступило $25 млн прямых вложений, то потом, согласно данным ЦБ, этот показатель только снижался, достиг $6 млн в 2014 году, а по итогам прошедшего года сальдо индийских ПИИ было отрицательным – -$17 млн.

Как отмечают эксперты Российского совета по международным делам, приоритет индийских вложений лежит в нефтегазовой и фармацевтической отраслях, но они проигрывают тем же китайским инвестициям и по динамике, и по объемам: ПИИ Китая в Россию в 2014 году увеличились более чем двукратно относительно 2013 года и составили $1271 млн, при этом в 2015 году на фоне общего глубокого падения они остались на уровне $571 млн.

Российско-индийская торговля также пока не вышла на существенные обороты: по данным Минэкономразвития, в 2015 году ее объем был равен $7,8 млрд, из которых $5,5 млрд пришлось на российский экспорт. Если Индия занимает 17-е место в списке торговых партнеров РФ, то в аналогичном рэнкинге с индийской стороны Россия занимает только 33-е место с долей менее 1%.

Некоторые эксперты видят проблему в логистике: для выгодного товарообмена нужны каналы доставки, отлаженные как с инфраструктурной, так и с таможенно-законодательной точки зрения. Последняя проблема может быть частично решена за счет установления режима свободной торговли между Индией и ЕАЭС, обсуждение которого сейчас идет.

В российском импорте из Индии треть занимает продукция химической промышленности, причем по большей части речь идет о лекарственных препаратах – Индия занимает третью строчку в топе российских импортеров фармацевтических средств. Значительные доли в структуре импорта РФ из Индии также принадлежат продовольственным и сельхозтоварам; машинам, оборудованию и транспортным средствам, а также текстилю.

В структуре российского экспорта в эту страну 36,7% также занимают оборудование и транспорт:  Индия уже является крупным реципиентом продукции российского военно-промышленного комплекса и рассматривается еще и как потенциальный покупатель гражданских самолетов Sukhoi Superjet 100.

Объем военных контрактов с Индией оценивается в $35 млрд, распределенных по 200 проектам и в 2014 году занимавших около 70% всего индийского рынка военных поставок.

Другие 17,6% экспорта из России занимают драгоценные камни и металлы: алмазодобывающая «Алроса» поставляет драгоценное «сырье» в Индию, которая является мировым лидером по производству бриллиантов. Значительная часть контрактов относится к энергетическому сектору, где помимо нефтегазовых компаний активную политику проводит «Росатом», строящий второй энергоблок АЭС «Куданкулам» и рассчитывающий на новые проекты.

Тем не менее, российский экспорт может столкнуться с неожиданной проблемой в виде самой Индии, которая еще в 2014 году начала кампанию «Make in India», подразумевающую наращивание и диверсификацию внутреннего производства, а также привлечение масштабных иностранных инвестиций. Например, уже в 2017 году эта страна планирует продать за рубеж военное вооружение на сумму $15 млн. Учитывая стремление Индии к технологической самодостаточности, России придется серьезно поработать над инновационными торговыми предложениями, чтобы не допустить превращение своего экспорта в Индию в исключительно сырьевой поток, состоящий из алмазов, нефти, газа и древесины.

Валерия Чижикова

Добавить комментарий