Первый Неофициальный
- Инвестиции, Статьи дня, Финансы

Между двух стульев

Недавно американская компания Copley Fund Research, анализирующая фондовые рынки, представила результаты своего исследования на тему привлекательности компаний для инвесторов. Вывод оказался предсказуемым: государственный собственник признан недостаточно эффективным по сравнению с частным. Главная причина – низкая доходность, связанная с менее рискованной и неповоротливой экономической политикой.

Так, из всех компаний мира с рыночной капитализацией более 500 млн долларов в развитых странах всего лишь 4% находятся под государственным контролем. В развивающихся эта цифра равна 35%. Если взглянуть на рейтинг инвестиционной привлекательности (Foreign Direct Investment Confidence Index), подготовленный A.T.Kearney, то в топ-10 мы увидим минимум 7 стран, где рыночная активность государства значительно снижена (Большая семерка без Италии, но с Австралией). Высокая доля госкомпаний наблюдается лишь в постиндустриальных Индии и Китае и в исключительном со всех точек зрения Сингапуре. В рейтинге инвестиционной привлекательности (International Business Compass), составленном уже BDO, первые позиции частично занимают другие игроки, но тренд остается прежним: страны, где государство действует на рынке с умеренным аппетитом, располагают наиболее благоприятным инвестиционным климатом.

Стоит отметить, что согласно исследованиям Россия не вошла даже в первую сотню списка, хотя в 2013 году A.T. Kearney поставили ее на 11 место.

На это имеются свои причины: во-первых, нашу инвестиционную привлекательность резко подкосили антироссийские санкции, вступившие в силу в связи с российско-украинским конфликтом. Украинцев, кстати, рынок пожалел и на фоне политической разрухи умудрился поднять братьев-славян аж на 20 позиций (109 место в 2015 году против 89 в 2016-м в рейтинге BDO). А вот Россия, которая согласно отчету ООН World Investment Report до 2014 года была на 3 месте в мире по объему вложенных в экономику иностранных инвестиций, откатилась назад.

Во-вторых, почти половиной компаний в стране владеет государство. Как выразился в свое время известный американский экономист Харви Лейбенстайн, у монополии нет стимулов поддерживать эффективное производство. Сегодня в России госдоля возрастает с 33% до 70%, а в списке крупнейших игроков отсутствует даже намек на конкурентный рынок. Те немногие частные игроки, которые создают подобие конкуренции, в итоге оказываются национализированы. И нет оснований полагать, что в ближайшие годы эта ситуация изменится.

Так, в 2016 году свои позиции значительно усилил Росспиртпром, выкупивший более 95% акций у 8 предприятий спиртовой промышленности и тем самым увеличивший свою долю на рынке этилового спирта до 60%.

Третья причина низкой инвестиционной привлекательности – высокий уровень коррупции. И хотя в последние несколько лет прошло сразу несколько громких «взяточных» процессов, связанных с чиновниками самого высокого уровня, они, скорее, напоминают показательные выступления. Поэтому индекс восприятия коррупции, где Россия занимает 119 место рядом с Гайаной и Сьерра-Леоне, отнюдь не является откровением.

К тому же, из года в год в России проседают такие важные пункты как «получение кредитов», «разрешение неплатежеспособности», «исполнение контрактов» и «защита инвесторов».

Во всем мире для инвесторов покупка акций частных игроков – более удачное вложение средств, чем приобретение ценных бумаг госкомпаний, о чем говорят данные исследований. В российской действительности тихой гаванью для инвестиций становятся именно государственные компании. С ними связаны минимальные риски и, следовательно, минимальные доходы. Зато госстатус дает стабильность и долгосрочные перспективы, что в сейчас звучит весомее и реальнее, чем быстрый рост и огромные барыши.

 

Добавить комментарий