Первый неофициальный
- Рынок, Финансы

Рубль крепчал: каковы последствия?

Курс рубля чрезмерно «переукрепился», что создает новые проблемы экономике России и мешает отечественным товаропроизводителям. Об этом заявил помощник президента РФ Андрей Белоусов. Главный финансовый аналитик EqTrades Евгений Зомчак объяснил, чем привлекательна слабая национальная валюта и почему не следует забывать про ее минусы.

Сильный рубль плох для страны?

Так, к преимуществам слабого рубля можно отнести стимуляцию экспорта, импортозамещение (спрос на отечественные товары и ухудшение выручки импортёров; в 1998 объёмы импорта снизились на 50% в долларовом выражении, в 2009 – на 20%), структурные реформы благодаря отсутствию иного выхода, снижение темпов расходования золотовалютных резервов ($200 млрд было потрачено в кризис 2008-го, в целом с 2008 снизились с $600 до $460 млрд, при этом операбельны для Центробанка всего $250 млрд), приток капитала от инвесторов, склонных к риску и охотящихся за большей доходностью. Особенно важна польза утвержденному бюджету: к ослаблению российской валюты начали готовиться даже до «обрушения» нефти, ещё в 2013 году:  тогда при уровнях нефти «за сотню» один рубль девальвации курса мог пополнить бюджет на 190-200 млрд руб.

В то же время Андрей Белоусов не упомянул такие риски девальвации, как рост расходов в национальной валюте (например, скачок на 25% рублёвых трат у добывающих и сталелитейных компаний), инфляция и завышенная процентная ставка (следовательно, и менее доступные кредиты), «таяние» сбережений и снижение реальных доходов населения, недоверие граждан и осторожных инвесторов к обесценивающейся валюте, что приводит к выводу средств за границу или хранению преимущественно в депозитах или самых надёжных инструментах с минимальной дюрацией, при этом кривая доходности инвертирована на «долгом» отрезке, а также дополнительные валютные риски для бизнеса.

Что ждет в перспективе?

Сравним по эффективному курсу рубля с учётом инфляции текущую девальвацию (обесценивание на 100% и падение цены на нефть в 4 раза) с девальвацией 1998-1999 года (обесценивание в 3-4 раза из-за слишком амбициозного валютного коридора, но при краткосрочном падении цен на нефть) и 2008-2009 года (лишь на 40-50% из-за нефтяных котировок, хоть и упавших в 2,5 раза, но затем быстро восстановившихся).

Во-первых, очевидно, что девальвационного скачка пока недостаточно, а во-вторых, прошлые оба раза девальвационный «импульс» лишь краткосрочно подстёгивал ВВП. Инфляционная волна в последующие годы к 2002 и 2012 существенно «съедала» экспортную премию, но в прошлом экономика «выезжала» на двух восходящих нефтяных трендах. В данный момент прогноз по нефти негативный с наиболее вероятным максимумом в $50 и среднегодовыми $35-40 за баррель.

Скажем прямо: текущая девальвация прошла быстрее, резче и жёстче, чем планировалась. Честнее с точки зрения биржевых торгов, но гораздо болезненнее, чем могла бы быть при грамотном постепенном отпускании «вожжей» валютных интервенций. Ситуация отличается сохранившимся дефицитом бюджета, к чему среди прочего приводят снижение ВВП, продолжающееся уменьшение покупательной способности россиян – 63 пункта, что является самым низким значением за 11 лет, по индексу Nielsen за I квартал 2016 года против 72 годом ранее (при этом во II квартале картина чуть лучше). Свой вклад вносят и отток средств с рублёвых вкладов, и траты средств Резервного Фонда и ФНБ.  Кроме того, вслед за подорожанием импортных товаров наблюдается цепная реакция – рост цен на отечественные товары, а также сохранение и существенное увеличение сегодняшней роли сырьевого экспорта в России даже по сравнению с 1998 годом.

Для роста экономики России на уровне 2011-2012 годов при сопутствующих грамотных тратах Резервного Фонда и ФНБ необходимо, как минимум, превышение темпов текущей девальвации, которые находятся на уровне 1-1,5 рубля в месяц, над инфляцией, которая составляла 13% в 2015. При текущей девальвации нельзя рассчитывать ни на сценарии резкого расширения внутреннего спроса, как в 1999 году, в сочетании с нефтяным ралли 2002-2008 годов, ни на траты Стабилизационного Фонда вместе с восстановлением котировок Brent на уровне 2010-2014 годов. Между тем, вступление в ВТО мешает «закрыться» от импорта массированным повышением таможенных тарифов. Впрочем, это даже к лучшему: можно избежать «серых» схем на таможне и сохранить доступность необходимых многим импортных комплектующих.

Кардинальные меры по корректировке структурного дисбаланса, инвестициям в инфраструктуру и грамотным льготам (в том числе налоговым) для предприятий, модернизирующих производство и обновляющих основные фонды, могут дать требуемый результат, но только через 3-5 лет. При этом важно не спутать реальное восстановление экономики с обманчивым, если цены на нефть снова вырастут хотя бы до 60-70 долларов за баррель.

Николай Кочелягин, Екатерина Балаева

Добавить комментарий